Сергей Белков (flavorchemist) wrote,
Сергей Белков
flavorchemist

Эксперты бывают разные

Некоторые занимают высокие должности (ну или еще вот этот) и обожают бесконечно выставлять напоказ свою глупость в телевизорах и газетах. И, даже когда у них в квартире обнаруживаются предметы, которые на законном основании находиться там не могут, им все равно ничего никогда не будет. Потому что прирост количества глупости в мире не должен отставать от прироста населения.

Другие работают себе всю жизнь. Они не любят говорить о том, чего не знают. Они не выстраивают бредовых заключений о том, чего не понимают. Они высказывают свое профессиональное мнение только по тем вопросам, по которым обладают должным уровнем знаний. Высказывают только тогда, когда это нужно.

Такие еще остались.

Но, кажется мне, что их мнение станет еще менее заметно, чем раньше.





Маковой соломки подстелить.
(опубликовано в свежем номере ТрВ.)

История, о которой пойдет речь, одна из тех, на фоне которых лично у меня пропадает всякое желание работать в нашей стране. История, в которой в результате странных действий одних, не очень умных людей уже пострадали другие, честные и порядочные. История еще не закончилась, но конец ее, если не строить иллюзий относительно нашего правосудия, весьма предсказуем.

Многие, наверное, слышали о том, как работники правоохранительных органов в желании наказать неугодного человека, или отомстить, или повысить планку раскрываемости, подбрасывают наркотики. Очень выгодный вариант. Шансы подозреваемого доказать свою невиновность мизерны, наказание неотвратимо, а тяжесть его весьма высока. У меня у самого есть грустный опыт, я однажды почти попал в одну такую ситуацию. Но речь не об этом.

Оказывается, находчивость некоторых служителей закона идет гораздо дальше. Вещества не всегда надо подбрасывать. Чтобы найти, не обязательно искать. Надо просто знать, где эти вещества точно есть. Жаль, что от этого страдают честные люди.

История

Один из моих бывших работодателей долгое время занимался импортом пищевого мака. С некоторых пор он прекратил это опасное занятие, желание остаться на свободе оказалось сильнее желания снабжать производителей булочек. Дело в том, что в маке есть не только безобидные семена, но могут содержаться и некоторые вещества растительного происхождения, оборот которых у нас запрещен. Нужные службы об этом прекрасно осведомлены. Так же они осведомлены о том, что получить совсем чистые семена технологически весьма проблематично. Любая партия обязательно будет загрязнена, пусть мизерным, но количеством разной «шелухи» (т.н. «маковой соломки»), которая эти самые наркотические вещества содержит. Старый ГОСТ допускал некоторое её содержание (до 3%), но в 2005 г. принят новый ГОСТ, в котором никаких примесей не допускалось вообще. Такие требования к чистоте просто физически не выполнимы, и любую партию мака стало возможным признать наркотиком.

Борьба за чистоту привела к тому, что сегодня в России пищевой мак выращивать запрещено, все, что есть на рынке – импорт. Потребитель при этом вместо булочки с маком все чаще получает равноценную ей дулю, а продавец – кучу проблем.

За торговлю «наркотическими» семенами стало очень легко уехать в места не столь отдаленные. Собственно, именно это произошло с предпринимателем Шиловым, который рискнул завести в Россию в 2010 г. 42 тонны пищевого мака. Против него было возбуждено уголовное дело в связи с контрабандой наркотических средств в особо крупном размере. Данным размером стало вычисленное (подчеркиваю – не измеренное, а вычисленное) некими экспертами ФСКН содержание 504 граммов наркотических веществ, которые предположительно содержатся, в 42 тоннах мака (конкретно ФСКН насчитала 295 г морфина и 209 г. кодеина). Всё это, как подозревало следствие, было нарочно подмешано в продукт. Концентрация, если посчитать, составила тысячную долю процента, причём – расчетная концентрация, не подтвержденная реальным анализом. Концентрация дурманящих веществ в маке гораздо ближе к классическим гомеопатическим разведениям, чем к реальным препаратам. А если и считать мак наркотиком, то для получения эффекта нужно будет употребить десяток килограммов мака единоразово.

Не очень понятно, каким образом бизнесмен намеревался обогатиться за счет продажи полкило «условных» наркотиков, и как вообще их можно выделить из такой массы продукта. Стоят ли 504 г смеси кодеина и морфина таких усилий? Зачем предпринимателю, занимающемуся весьма прибыльным бизнесом связываться с наркотиками, да еще таким глупым, абсурдным способом? Впрочем, следствию этот способ абсурдным не показался.

Бизнесмены были арестованы, у их адвокатов возникло много вопросов, для ответа на них в 2011 г. была привлечена специалист Пензенского НИИ Сельского хозяйства Ольга Зеленина, которая долгое время занималась селекцией мака и заведовала химико-аналитической лабораторией  в этом  НИИ.

Мой уровень доверия экспертам, в свете последних громких судебных разбирательств, мягко говоря, невысок. Обоснованность заключений часто, по моему скромному мнению, не выдерживает никакой критики и находится на уровне «разоблачительных» телепередач. Для меня стало приятным сюрпризом, что дела вовсе не так плохи. В составленном Ольгой Зелениной заключении делается вывод, что расчеты следствия о содержании наркотических веществ не имеют под собой научной основы и определены по непонятной методике. Сообщается, что эти примеси специально не добавлялись, а имеют естественное происхождение. Делается вывод, что изъять и уничтожить эти сотни грамм из 42 тонн продукции технологически невозможно, для этого надо уничтожить всю партию.

Оказалось, что оставаться профессионалом сегодня становится не только не модно, а попросту опасно. В 6 часов утра 15 августа 2012 г. в дом к Зелениным пришло 17 человек, часть из них – в масках и с автоматами. Дело ведь не шуточное, речь шла о задержании особо опасного преступника, подозреваемого в пособничестве в контрабанде наркотиков. Ольга была взята под стражу и вывезена в Москву…

Комментарии Игоря Зеленина (мужа Ольги Зелениной)

По сути дела, всё обвинение строится на заключении Ольги Зелениной, как специалиста, проект которого она сначала согласовала, а затем официально представила на бланке Пензенского НИИ Сельского хозяйства и за подписью директора этого института А.А. Смирнова в 2011 г. Это был ответ на официальный запрос в НИИ от сельхозпредпринимателя С.Я.Шилова по уголовному делу, возбуждённому в 2010 г. на Брянской таможне о якобы имевшем место случае контрабандного ввоза в Россию крупной партии наркотиков. Здесь имелся в виду не сам ввоз 42 тонн пищевого мака, а якобы наличие в нём наркосодержащих примесей.

Причём, это не есть прямое содержание наркотика, а его содержание было высчитано следователями по спорной методике. Это и было отмечено О.Н. Зелениной в своём заключении специалиста.

Эти «вычисленные» граммы наркотиков сразу же позволили отнести это дело к контрабанде в крупных размерах и, следовательно, давать его участникам более жёсткую статью уголовного кодекса.

Другим пунктом экспертного заключения было то, что данная сорная примесь является технологически неотделимой от основного объёма мака. И в ответе Зелениной делалось заключение, что уничтожить вредные примеси можно, только уничтожив всю партию мака.

 Ольга Зеленина, как специалист, давала свои заключения, оценивая научную обоснованность экспертиз строго по поставленным вопросам и в соответствии с действующими научными методиками. Но на основании этого заключения следователи обвинили Зеленину в соучастии в контрабанде и сговоре с предпринимателем.

Несмотря на всю абсурдность обвинения, суд вынес решение о заключении Зелениной под стражу на период проведения следствия, т.е. пока до 15 октября 2012 г. Не были учтены никакие доводы, приведённые защитой, в частности, о состоянии здоровья Зелениной (ей уже неоднократно вызывалась скорая помощь в связи с сердечными приступами и наличием хронических заболеваний).

 Многочисленные ходатайства и более десятка поручительств также не были учтены судом, который не принял во внимание мнения коллектива института, где Ольга Николаевна проработала 20 лет, коллег-экспертов, сотрудников Российской Академии сельхознаук, руководителей правозащитных организаций, с которыми Зеленина вместе занималась законотворческой деятельностью и выступала в Общественной палате, как эксперт по данным вопросам.

 Даже такое, казалось бы, серьёзное поручительство, которое дал Уполномоченный по правам человека в России В.П. Лукин, было проигнорировано судом. А следователь по данному делу настолько засомневался в подлинности подписи Лукина, что даже пообещал изъять этот документ для проведения графологической экспертизы.

Короче, зря защитники приводили аргументы и строили логические заключения. Всё их доводы и красноречие разбилось о простое, но веское мнение следователя Александра Майрамовича Плиева: находясь на свободе, Зеленина будет мешать проведению следствия.

Адвокаты пытались понять логику следствия и спрашивали, каким образом она это сделает, если все ключевые свидетели и сотрудники института уже допрошены следствием, предприниматели, которые ввезли мак – тоже сидят под следствием за решёткой, все компьютеры в доме и на работе, вся документация и вся электронная переписка у Зелениной изъяты, а рабочие помещения в институте опечатаны? Никаких разъяснений и доказательств следователем приведено не было. Просто у г-на Плиева сложилось вот такое мнение, и он считает, что Зеленина «заслуживает» содержания под стражей на всё время следствия.

 Тут надо напомнить, что дело, по которому эксперт Зеленина дала своё заключение специалиста, началось в 2010 г., потом неоднократно (не менее 4-х раз) прекращалось и вновь возобновлялось. Последний раз дело реанимировали 13 августа 2012 г. и взяли под стражу почти всю семью предпринимателей, которые два года назад попытались ввезти этот злополучный мак из Италии в Россию. Причем, с предпринимателем С.Я.Шиловым, который импортировал мак, Ольга Зеленина впервые познакомилась только в 2011 г. на заседании Общественной палаты РФ, когда тот, совместно с работниками ФСКН, выступал по вопросам проблем с импортом мака и возможностям их решения.

Таким образом, сейчас, к сожалению, вырисовывается, что дело может быть долгим, и сколько ещё продлится – не очень понятно. Ольга Зеленина никогда не отказывалась от сотрудничества со следствием, и бьётся за то, чтобы восстановить своё доброе имя.

Я хочу поблагодарить всех, кто давал поручительства и оказал всяческую поддержку, в первую очередь моральную. Наши адвокаты делают всё, что в их силах, но их силы не безграничны. Ходатайство об избрании меры пресечения было представлено после истечения 48 часов с момента задержания.

Мы очень надеемся на помощь компетентных специалистов в данных вопросах. Я уверен, что помощь экспертов нам точно понадобится. И совершенно очевидно, что научные и методические вопросы экспертных исследований нельзя решать путём помещения специалистов в следственные изоляторы без предъявления обвинений по существу. Акция по взятию моей супруги Ольги Зелениной под стражу по делу, заведённому ещё за год до её экспертного заключения, выглядит неестественно пристёгнутой к основному «маковому» делу и, по меньшей мере, странной.

А дальше?

Все происходящее до боли напоминает известный анекдот про пьяницу, который искал ночью на освещенной остановке потерянные ключи, обронив их совсем в другом месте. Однако ж на остановке светло, и искать проще. Увы, в нашем случае персонажи анекдота сделали невозможное, они эти ключи нашли. А заодно сильно обиделись на благоразумного прохожего, который указал им на нелепость их действий. Обиделись и ответили всей мощью своего служебного положения.

Допустим, предприниматель Шилов действительно по непонятной причине начал прятать морфий в пищевом маке, даже зная, что его обязательно будут там искать. Возможно, у эксперта Ольги Зелениной был коварный замысел обмануть следствие, войдя в сговор с предпринимателем. А может быть, представителям неких структур, получающим зарплату в том числе из моего кармана, следует бороться с наркотрафиком в другом месте? Не искать ключи на остановке, потому что светло?

Это труднее, ибо надо куда-то ехать и что-то делать. Это опаснее, ибо настоящие наркоторговцы могут, в отличие от законопослушных граждан, дать сдачи. Это менее надежно, ибо вероятность найти и посадить настоящего преступника немного меньше, чем найти «маковую соломку» в 42 тоннах пищевого мака. Или, возможно, все дело в том, что настоящий наркоторговец более полезен и финансово выгоден на свободе? Впрочем, не буду развивать последнюю мысль, чтобы случайно не оказаться подельником в глазах следствия.

Представление в этом театре абсурда могло бы прекратить разумное решение, которое уже предлагалось НИИ Сельского хозяйства, но было воспринято в штыки нашим государством. Нужно всего лишь изменить нижнюю границу допустимого содержания примесей в маке в ГОСТе с 0% до 0,2%. Мак от этого физически не стал бы наркотиком, но это простое, легко реализуемое решение позволило бы избежать в дальнейшем многих нелепых уголовных дел. Это даже позволило бы начать выращивать пищевой мак в России, а не заниматься дорогостоящим импортом. Но простое решение оказалось не очевидным и не нужным. Очевидным и нужным стало преследовать тех, в ком еще остались силы указать на глупость.

Могу дать следователям несколько бесплатных советов, как повысить эффективность их нелегкой работы. Обратите внимание на заготовителей кормов для животных. Вдруг, во время сенокоса, в 42 тоннах сена случайно обнаружится (специально подмешано?) 2-3 веточки конопли? Можно также пойти по владельцам цветочных магазинов и просто любителей домашних цветов – вдруг их кактусы позволили себе синтезировать мескалин? Еще можно проверить дачные участки, выбирайте те, которые ближе к лесу. Есть вероятность обнаружить псилоцибиновые грибы. Много не надо, хватит одного. Даже искать ничего не надо, можно просто вычислить по какой-нибудь методике. А владельцы участков пусть после доказывают, что они ничего не сажали. Еще можно сажать тех, кто говорит, что вещества в растениях и грибах имеют естественное, натуральное происхождение. Пусть потом умничают из-за решетки.

Раскрываемость повысится, я уверен.

Хотя, кто я такой, чтобы давать советы.


PS. Цитата отсюда, со слов представителей той самой ФСКН

...закупаемые у зарубежных производителей соответствующие стандарту партии пищевого мака  наполняются в некоторых случаях маковой соломой уже в России. Для этого устраивается цепочка торговых посредников. На каком-то этапе в благополучно миновавший таможню мак  добавляется маковая солома...

Интересно, кому и, что характерно, зачем нужно, разбавлять маковую соломку семенами и семена маковой соломкой, чтобы из двух "полезных" продуктов сделать один? Как маковая соломка умудряется попадать к нам в страну, если граница на замке?


PPS Оригинал экспертного заключения, ставшего поводом к аресту эксперта Зелениной
Tags: бредун, паразиты, серьезно, синдром вахтера
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 164 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →