Сергей Белков (flavorchemist) wrote,
Сергей Белков
flavorchemist

Покаяние

Навеяно замечательной статьей и развернувшимися вокруг нее обсуждениями. Все события настолько же правдивы, насколько они были в оригинальной исторической версии.

Это был один из тех неспокойных вечеров, какие часто бывают в поднявшемся со дна океана городе Р’льех. Меня попросили навестить  общего предка всех живых организмов. Образ которого искали так долго и безрезультатно все лучшие научные умы 19 и 20 века, но нашли лишь случайно в начале века 21, положив начало новой, всемирной религии. В отличие от всех предыдущих религий, бог в ней был живой и его даже можно было потрогать. 

Последние месяцы Ктулху чувствовал себя очень плохо. Он не выходил в свет, не наводил кошмарных сновидений и очень редко отвечал на молитвы. Он давно не пил кровь христианских и мусульманских младенцев - старые, чудные верования канули в лету, а кровь своих пить считалось поступком не гуманным. Он даже не ел мозги случайных прохожих, опасаясь сравнений его с персонажами популярных фильмов "Обитель зла" и "World War Z". Он быстро терял свой авторитет. Некоторые излишне смелые блогеры и псевдонаучные псевдожурналисты даже принимали попытки высмеять его статус, не взирая на перспективы закрепленного в УК преследования.

Когда я увидел его, я не мог поразиться общим чертам, которые он имел со всеми живыми существами на планете. Определенно, пророк Шерман не мог ошибиться. Вот уж точно: "морфология у Ктулху подходящая – щупальца вокруг рта напоминают кишечнополостных, в остальном же теле прослеживается двусторонняя симметрия".

Ктулху полулежал. Неровные гортанные, клокочущие звуки сопровождали его дыхание. Он смотрел на ревущий океан, поглотивший немало смельчаков. Океан, которым еще недавно он управлял как Сталик мангалом, но мощь которого сегодня все чаще вырывается из щупалец. На секунду мне показалось, что он обрадовался моему приходу, словно ужину.

Он показал одним тентаклем в сторону окна, чтобы обратить мое внимание на чарующую картину. В другом он держал учебник по молекулярной биологии, за изучением которой теперь он проводил все свое время. Остальные были заняты другими книгами, среди которых я разглядел "Внутренняя рыба", "Происхождение видов" и "Рождение сложности".

– Что Вы сегодня читали? – спросил я, боясь подойти поближе.

– "Происхождение видов", – ответил он. – Еще и другие книги, но "Происхождение видов", как мне кажется, важнейшая среди них. Я столько всего проспал...

Водя тентаклем по странице, он поделился со мной некоторыми мыслями о прочитанном. Я, в свою очередь, упомянул о появляющихся критических взглядах, относительно теории "универсального генома". О сомнениях в "первородстве", которые начали преследовать, неглупых, в общем людей. 

Это привело его в нескрываемое уныние. Тентакли судорожно извивались от волнения, а клокотание и свист выдавали чувство глубокого страдания. И тогда он сказал:

– Я был существом с несложившимися взглядами. Я поверил в догадки и предположения. Я постоянно размышлял над чем-нибудь, не желая замечать научных фактов. Я путал корреляцию и зависимость, причину и следствие. Я пользовался своей силой убеждения и, при случае, запугивал или ел несогласных. К моему удивлению, эти идеи мои были подхвачены и распространены с быстротой лесного пожара. Люди превратили мои незрелые идеи в религию. Люди сделали из меня религию. Они даже стали сами приносить себя мне в жертву. Мне так жаль...

Он замолчал, чтобы передохнуть, затем, глядя на книгу "Происхождение видов", которую он нежно держал в руках все это время, вдруг сказал:

– У меня есть мысль. Я знаю, что у Вас много связей. Не могли бы вы пригласить ко мне людей. Они наверняка будут рады пообщаться со мной. Мне не так уж и много осталось.

– О чем мне сказать им? – спросил я.

– Скажите им, что мы соберемся, я расскажу им о правде. Я не буду рассказывать сказки о спасении. Я не буду врать о загробной жизни и бонусах, которые она дает нам. Я не хочу больше врать. Я  расскажу о  генах, о ДНК, о мутациях, о естественном отборе, о гипотезе РНК-мира. Может быть, я даже расскажу о ГМО. Это ли не самая лучшая тема?

Я никогда не забуду этот момент. Свет, который излучало его "лицо" при этих словах. Затем Ктулху добавил:

–  Я ведь никакой не пришелец со звезд. Я даже не начало эволюции. Я просто одна из ее веточек. Обычный, пусть и разумный, кальмар-переросток. Последний представитель.

Я не могу передать словами одухотворенность этого благородного пожилого существа в тот памятный день!

Пх’нглуи мглв’нафх Ктулху Р’льех вгах’нагл фхтагн

Tags: бредун, эволюция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 86 comments